Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Заменитель сакуры: миндаль на сливе

Конец мая — начало цветения сакуры. Именно в это время распускаются первые вишневые цветы. Что же за сакура растет у нас на Дальнем Востоке, и почему она не дает плодов (цветет же!).

Давайте сначала разберемся, что же такое настоящая сакура и где она произрастает? Право, книг на русском языке, объясняющим, что же это за растение — цветет первым в России весной, я не нашел. Ничего нет и в Интернете. Ботаники, словно воды в рот набрали. А наши дальневосточные ученые-селекционеры уверены, что именно «какая-то разновидность сакуры» у нас и произрастает. Но это оказалось не так.

В 1963 году вышла книга «Садовые растения Японии», ученых-дендрологов Токийского университета Ф. Китамура и Ю. Ишицу, на английском языке для иностранных специалистов Европы и Америки.

И оказалось, что японская вишня — сакура, вариант приемлемый, но с оговорками... На русский язык сакура дословно переводится как: «Она не вишня». Под сборным названием сакуры (лат. Prunus serrulata) — в Японии известны декоративные махровые формы вишни мелкопильчатой и короткощетинистой (листья с зазубринами). Это деревья высотой до 5-8 метров. Цветки стандартной расцветки: светло-красные или светло-розовые (лососевые), собраны по два-пять штук. Многочисленные садовые формы, отобранные в далекой древности, до сих пор успешно культивируются в садах и парках Японии, Америки и Китае, бывают теперь и махровые и простые, и бледно-розовые, белые, светло-сиреневые, желтые, зеленые и даже голубые. Существует примерно 400 сортов и около 16 видов этого дерева. Название «сакура», очевидно, взято от самой распространенной бледно-розовой махровой формы «Хисакура». Сакура очень теплолюбива и не выдерживает суровой зимы. Поэтому у нас сакуру культивировать невозможно!

В Россию декоративные японские вишни-сакуры были впервые завезены в начале XX века профессором Андреем Николаевичем Красновым (старший брат белого генерала, атамана, затем фашиста П. Н. Краснова) — на Черноморское побережье Кавказа. Они украшали сначала Батумский ботанический сад, а позднее Субтропический арборетум (дендрарий) в Сухуми. Самая богатая коллекция — свыше 40 лучших форм — была доставлена из Японии в 1936 году специальной экспедицией Наркомзема в знаменитый дендропарк адлерского совхоза «Южные культуры».

Важное отличие у сакуры: она дает плоды (они продаются в магазинах Японии в маринованном виде и считаются деликатесом – едят их с рисом). И листья у сакуры появляются только после того, как она начинает отцветать. Кроме того, сакура совершенно не пахнет. Конечно, у цветков сакуры все-таки запах есть, но он настолько тонок, что прямо скажем, не идет ни в какое сравнение с другими ароматами. Да и приятного в нем мало, впрочем, как и у вишни, запах цветов с горчинкой. Впервые, настоящую сакуру я увидел в КНР, в Пекине (в Японии не был). Цветет она там, в феврале-марте, разными оттенками, прямо в кадках, которые зимой заносят в подвалы, а к весне выставляют в сады.

Другое дело — сакура в Хабаровске и Благовещенске — цветет она с листьями (их, правда, может быть не видно из-за цветов), пахнет, и не имеет плодов. Почему? Да потому что это гибрид миндаля!

Эффекта цветущей сакуры в России первым добился на своих питомцах Иван Мичурин в 1904 году. Иван Владимирович — русский биолог и селекционер, известен, кроме того, своим необычным экспериментом прививки лимона на грушу(1926 г.), после чего груша стало вечнозеленой и ее пришлось выращивать далее в доме. Так вот, Мичурин, выводя культурные и морозоустойчивые персики, вывел сначала посредника между диким и культурным персиком. Он скрестил дикий миндаль – бобовник – по латыни Амигдалюс нана (женский производитель) и дикий персик Давида (мужской производитель). Получился миндаль Мичурина. Он стал выносливым производителем для персиков, в то же время был гибридным сеянцем сибирского дикого миндаля. Что самое характерное: цветы у него были розовые, как у самой настоящей сакуры, а выносливость такая, что при температуре минус 38 градусов, цветочные почки и побеги не страдали от мороза. Сами цветы тоже были морозоустойчивые, выдерживали утренние заморозки до минус 8 градусов. Этот миндаль Мичурина и стал родоначальником «русско-японской сакуры».

Большинству из нас миндаль известен, прежде всего, как орех, хотя на самом деле он является косточковым плодом. Для настоящего плодового миндаля климат нашего региона мало подходит. Для нас больший интерес представляют именно его разновидности, по красоте своей способные поспорить с сакурой.

Декоративные гибридные миндали привлекательны благодаря раннему цветению различных оттенков розового. К примеру, миндаль бухарский зацветает на 5 – 7 дней раньше абрикоса, который воспринимается как порода, цветущая первой. Цветки у миндаля крупнее абрикосовых, имеют светло-розовую окраску и особенный, очень приятный и сильный аромат.

При благоприятных условиях развития, миндаль имеет вид куста (а не дерева, как сакуры!) среднего размера. Зацветает в саду уже на 2-3 год после посадки. Миндаль специального ухода не требует (даже укрывать на зиму его не надо!). Размножают его прививкой на сливовые подвои. Так что, если дачник внимательно приглядится к покупному саженцу «сакуры», то увидит эту прививку: миндаль на сливе. Поэтому поросль у «сакуры» надо выстригать, оставляя только ветки идущие после прививки.

Мичурин раскрывает секрет быстрого развития и цветения уже на первый год жизни русской сакуры. Как он пишет, поливать ее над стимулятором — раствором (розового цвета) марганцевого калия KMnO4, а в быту марганцовковой (см. И. В. Мичурин. Сочинения. Т. 1. Принципы и методы работы. - М.: ОГИЗ, 1948).

Константин Пронякин,
«Солнышко», № 11

Меня догоняет война

Михаил Горбунов, «Золотое перо Руси»: Об отце - фронтовике, поездке на войну в Чечне и о своем последнем бое

Мой папа прошел всю Великую отечественную и закончил её в Берлине. Боевой офицер со многими наградами, дважды раненный и дважды тяжело контуженный, долго не мог найти себе места в мирной жизни. Многие рядовые фронтовики оказались не нужны своей Родине, многие - по разные стороны баррикад. Если вы смотрели фильм «Место встречи изменить нельзя», то должны были это и там заметить: «честный мент» Шарапов встречает в банде Горбатого своего фронтового товарища. Тот в конце концов гибнет. И это, пожалуй, был единственный для него выход. Даже не бандиты, а честные воины Победы сотнями после войны были отправлены на Колыму, в страшные лагеря НКВД. За годы работы здесь я изучал их дела. Это была медленная и тяжелая смерть. Лучше уж сразу пулю в лоб, или- в спину, как от капитана Жеглова.

После двух московских путчей начала 90-х годов прошлого века обком КПСС Тамбовской области, куда занесло моего батю, почти в полном составе стал «демократами», но опять же при высоких чинах. Местные СМИ по их приказу совершенно безнаказанно стали сравнивать наших фронтовиков с фашистами и именовать «красно-коричневыми». Батя держался долго, но очень весь этот «разгул демократии» переживал и как-то «усох». И умер в возрасте 89 лет. А вполне мог бы дотянуть и до ста: в нашем роду все - долгожители. Так Родина во второй раз «позаботилась» о нем.

Я живу в страшной стране. Я живу в страшном городе.

Накануне горбачевской «перестройки» меня «прессанул» за статью в газете «Известия» первый секретарь Магаданского обкома КПСС Богданов. И целая свора партийных чиновников-холуев бросилась выполнять его повеление. Официально занесенный местным Союзом журналистов СССР в десятку лучших журналистов области, единственный в ней обладатель диплома «Лучший очерк года страны» (даже двух), я очень быстро лишился семьи, жилья и работы. Был исключен из КПСС с идиотической формулировкой «за аморальное поведение, выразившееся в разводе».

Тогда и состоялась моя первая серьезная битва на личном фронте. Мне плевать было на эту партию, в которую меня приняли автоматически, как заведующего отделом редакции районной газеты. Но КПСС уже поставила себя НАД даже Конституцией страны. Решением одного из Пленумов ЦК было определено: «Решения коллегиальных партийных органов не оспариваются в судебном порядке». А отец от меня после этого …отрекся. И слово сдержал - ни письма,ни звонка на мою Колыму.

Оболганным я ходить все равно тоже не хотел и дал бой противнику на его территории. Военное противостояние продолжалось около трех лет. Долго рассказывать, но Центральная контрольная комиссия при ЦК КПСС во главе с А.Я. Пельше сняла с меня все обвинения и восстановила в партии. Когда я привез отцу бумагу с соответствующей резолюцией, подписью Пельше и печатью ЦКК, он в первый и последний раз на моих глаза плакал. Так долго и страшно, что и меня, «прощенного», обнять позабыл.

Грех, наверное, так говорить, но и сегодня я порой завидую той отцовой войне. Враги там были однозначно впереди, а если под Москвой за спиной заградотряды НКВД - так это всё равно как бы свои. Отец умер с непоколебимой верой в свою Партию и свою Родину. Я никогда не рассказывал ему СВОЮ, Колымскую, правду - он бы не понял.

Одна из тем, которую я вел в газете райцентра - поселка Сеймчан Магаданской области - работа перегоночной авиадивизии Аляска-Сибирь. Американские летчики за тысячи километров перегоняли «Аэрокобры» и «Дугласы» на Аляску, где эстафету подхватывали пилоты советской дивизии полярного летчика, Героя Советского Союза И.П. Мазурука. Далее именно через мой Сеймчан они гнали машины на фронт. Более 8 тысяч самолетов в целом.

Даже сегодня мало кто знает, что знаменитый советский ас,четырежды Герой Покрышкин крошил немцев в воздухе вовсе не на Иле, или Яке, а на «АЭРОКОБРЕ». В своих воспоминаниях он называет этот истребитель «строгой машиной» и подчеркивает преимущества перед русской техникой.

Долгие годы про эту «американскую составляющую» советской армии писать запрещалось. Первым сделал такую попытку авиатор из Сеймчана Валерий Матвеев, который с поисковой группой нашел в тайге останки разбитого боевого самолета.

В то время я был еще и внештатным корреспондентом газеты «Воздушный транспорт», где работала Аня, будущая Политковская. Мир тесен: мы встретимся с ней мимоходом, возвращаясь из Грозного, в Фонде защиты гласности в Москве. Нежная Маша Симонова напоит нас чаем и мы разбежимся. Навсегда.

Когда Аню убили, я был уже на пенсии и жил в Магадане. Дал сто горьких строк в номер местной газеты. И вдруг в следующем вижу целый разворот за подписью пожилой местной журналистки Светланы. Первая полоса - присвоенная ею себе как собственное мнение мешанина соболезнований из Интернета. Вторая – один из Аниных рассказов.

Я позвонил вечером этой сволочи. Она меня «не поняла».Зато я вскоре понял. За «свою» статью Света получила премию губернатора в номинации «Позиция» - 10 тысяч рублей. Плюс гонорар около пяти. 15 тысяч заработка на чужой крови…

В августе 1995 года мне удалось попасть в Грозный: я хотел знать Правду об этой войне. Узнал. Правили там бал, полагаю, два генерал-полковника, два товарища: Пуликовский и Кулаков. Первый потом всплывет полпредом Президента в ДФО. Второй, предложенный им еще ныне покойному губернатору Цветкову в представители в Совет Федерации, до сих пор представляет - уже губернатора Дудова.

Вся армия знала, что куда-то эшелонами пропадали продукты, оружие и обмундирование, которое шло для российских солдат. Бессмысленно гибли новобранцы. Я был ранен и отмечен в «Белой книге» Фонда защиты гласности». Приехал в Москву, дал огромный репортаж «Война начнется ночью» с моими фотографиями в газете «Утро Россиi» (так оно и писалось, это не опечатка.

Вернулся в Магадан и… не встретил особого интереса у коллег из областной газеты «Магаданская правда», где тогда работал. Тогда шла какая-то очередная предвыборная кампания товарища Зюганова. И наши ветераны захватывали под его речи и призывы самые «читабельные» номера с телепрограммой на неделю. Восемь моих репортажей под тем же общим заголовком «Война начнется ночью» вышли в будние дни.

У меня и теперь фронт - со всех сторон и неизвестно еще, кто выстрелит в спину: враги, или те, кто прикидывается друзьями. Но и в окружении я не сдаюсь, свидетельством чему – сайт «Дебри-ДВ», который уже ПОТИХОНЕЧКУ начали читать магаданские чиновники и – что для меня куда важнее – десяток «недобитых» талантливых местных журналистов. Но и моя жизнь значительно осложнилась. Журналиста, члена Союза «прессуют» прямо дома, колотя ночью в потолок, скупившие квартиры в подъезде бывшие менты. Весь день бахают дверями и отвлекают от работы люди в «квартире» на первом этаже – замаскированной бухгалтерии местной фирмы. Я написал об этом в местную газету. Она отправила статью…на проверку. Проверка заключалась в том, что «коллеги» «сдали» меня бандитам с первого этажа и они устроили мне несколько веселых ночей: «дальним светом» прямо в мои окна (дом стоит в ложбине). Но после военного Грозного, поверьте, это не очень страшно.

Только когда на «Дебрях» вышла моя статья «Удар током», где упоминалась и эта ситуация, опубликовала и местная газета - жалкий огрызок от статьи, не сверенный со мной. Зато косвенно я помог рухнуть мифу про то, как магаданский губернатор Дудов отдал распоряжение реагировать на критику в течение двух недель и теперь, дескать, у нас полный союз и слияние всех четырех властей. Дудова похвалил полпред ДФО Ишаев, отметил даже Всеволод Богданов - председатель СЖ РФ.

Так вот. Прошло уже больше двух месяцев, но НИКТО ИЗ этих четырех местных ветвей власти ДО СИХ ПОР не вмешался в эту «войну». Зато за то же время из газеты областной администрации, которой руководит председатель местного Союза Антонина Лукина, уволилось трое журналистов.

Я совершенно спокойно живу как жил и бесплатно пишу свои статьи для «Дебрей». Мне хватает 13 тысяч моей пенсии. А тут недавно и маленький приработок. Но если что, знайте, ребята, что свою последнюю войну я закончу словами: «Это может быть только в России».

И когда я уже буду уходить, из светлого туннеля, я верю, придет за мной мой батя, прошедший ТУ войну от рядового до майора, поддержит под локоть и скажет: «Неплохо прожил, сынок. Пошли, расскажешь обо всем». Вот только что я ему об ЭТОЙ России расскажу?!

Михаил Горбунов